stroka


 

ВОЕННО-ПОИСКОВОЙ

ОТРЯД

 

 

   

Гостевая книга

ГРУППЫ 9 МАЯ

Со Дня Победы прошло

дней часов минут секунд

 Я – Русский солдат. Я простой русский солдат. Зовут меня - Ваня, и фамилия такая же простая – Иванов. Не долго я воевал, так как молод бы совсем. И теперь растут надо мной простые наши березы, и мамка не знает где я. Найдите меня. Христом Богом прошу. Ваш Ваня.

 

 

 

Тульский Михаил Григорьевич

1922 - 1944

 

 

 

Номер записи  76565159
Тульский
Михаил
Григорьевич
Дата рождения - 1922
Место рождения - Московская обл., Угодско-Заводский р-н
Дата и место призыва -1942 Угодско-Заводский РВК, Московская обл., Угодско-Заводский р-н
Последнее место службы СФ, э/м "Живучий"
Воинское звание - краснофлотец
Причина выбытия - погиб
Дата выбытия - июль 1944
Название источника информации - ЦВМА
Номер фонда источника информации - 864
Номер описи источника информации - 1
Номер дела источника информации - 1358

 

Номер записи  76565282
Тульский
Михаил
Григорьевич
Последнее место службы - СФ, э/м "Живучий"
Воинское звание - краснофлотец
Причина выбытия - погиб
Дата выбытия - 07.1944
Название источника информации ЦВМА
Номер фонда источника информации 864
Номер описи источника информации 1
Номер дела источника информации 1358
Номер записи  77740035
Тульский
Михаил
Григорьевич

Место рождения - Московская обл., Чериковский с/с
Дата и место призыва - 1942
Последнее место службы -  СФ, эскадра кораблей
Воинское звание краснофлотец
Причина выбытия - погиб
Дата выбытия - Между 30.04.1944 и 15.09.1944
Название источника информации ЦВМА
Номер фонда источника информации 1401
Номер описи источника информации 15975
Номер дела источника информации 8
Номер записи  77739982
Тульский
Михаил
Григорьевич
Дата рождения - 1922
Последнее место службы - СФ, эскадра кораблей отряд кораблей
Воинское звание - краснофлотец
Причина выбытия - погиб
Дата выбытия  18.07.1944
Название источника информации ЦВМА
Номер фонда источника информации 1401
Номер описи источника информации 15975
Номер дела источника информации 7
Номер записи  77740284
Тульский
Михаил
Григорьевич
Дата рождения - 1922
Последнее место службы СФ, эскадра
Воинское звание - краснофлотец
Причина выбытия - умер от ран
Дата выбытия - 18.07.1944
Название источника информации ЦВМА
Номер фонда источника информации 1401
Номер описи источника информации 15975
Номер дела источника информации 8

 

До призыва в ряды Красной Армии М.Г. проживал в Угодско-заводском районе Моссковской области. Достигнув 18-летнего возраста Тульский М.Г. был призван служить на Тихоокеанский флот и был зачислен в команду минного заградителя "Аргунь".
Годы службы Тульского в рядах ТОФ – не известны. Можно лишь сказать, что ТОФ в боевых действиях до 1945 года на участвовал. Это позволило экипажам кораблей хорошо подготовится к ним учитывая опыт сражений, произошедших в первые годы войны. Экипажи были обычены и великолепно подготовлены. Тот факт, что краснофлотец, отслуживший только 2 года был направлен на иностранное судно в качестве члена приемной команды, уже говорит о многом. Но тем не менее, ни у кого из мотросов будующего «Живучего» боевого опыта не было.


Весной 1944 года Тульский со своими новыми сослуживцами был откомандирован в Мурманск, который был назначен сборным пунктом команд, отправляющихся в Англию за новыми кораблями для Северного флота. Приемные команды были укомплектованы офицерами и матросами с кораблей того же класса, что им приходилось принимать. То есть, эсминцы, в данном случае, принимали экипажи эсминцев. В разных источниках указывается различное число членов команды принимаемых эсминцев (HMS Richmond), можно предположить, что сослуживцев Тульского, направленных для приемки эсминца «Ричмонд» насчитывалось 141 человек (10 офицеров и 131 матрос).


Утром 28 апреля 1944 года караван судов “RA-59” (http://www.warsailors.com/convoys/ra59.html) из Кольского залива двинулся в опасный путь. Весь экипаж будующего «Живучего» был размещен на американском транспорте «SS John B Lennon» типа “Liberty” . В отличие от экипажей других судов, команды эсминцев не дробили, а размещали в полном составе на одном из транспортов.


6 мая - Вечером корабли достигли берегов Англии.
7 мая - Корабли встали на якорь близ порта Гриннок.
8 мая - Прибывших моряков на следующий день небольшими группами направили по железной дороге в военно-морскую базу Розайт. Экипажи эсминцев были временно размещены на бывшем российском лайнере «Императрица России».


11-12 мая экипажи эсминцев были направлены в North Shields , к месту стоянки эскадренных миноносцев. Выделенные для приемки эсминцы стояли на приколе в «Albert dock» и «Tyne dock».
В конце мая прошла первая проверка вице-адмиралом Г.И. Левченко эсминца «Живучий».


30 мая – на четырех подводных лодках и линкоре «Архангельск» поднят флаг Военно-морского флота. Приемка эсминцев затянулась из-зи их плохого состояния. Но тем не менее уже через 8-10 дней после заселения эсминцев их командами, корабли стали выходить на учебные плавания и ходовые испытания.


В конце июня все плановые работы по приему боевыми подразделениями кораблей были выполнены.
29 июня - Был проведен контрольный выход в море. На корабле находился вице-адмирал Левченко.
16 июля 1944 года – на эсминцах в торжественной обстановке и с участием высопоставленных гостей «Живучий», «Дерзкий» , «Достойный», «Жаркий», «Деятельный», «Жгучий» были подняты флаг ВМФ СССР.
17 июля – Свободный день. Увольнительные.


18 июля – Корабли покидали Норд-Шильдс и направлялись в военно-морскую базу Великобритании Скапа-Флоу. Там корабли и экипажи должны были пройти отработку курсовых и огневых задач. Погибает (по данным ОБД) Тульский М.Г. Отсутствие кого-либо из членов команды или корабельного врача при осмотре тела объясняется именно тем фактом, что корабль находился в море. Причина смерти: «Упал за борт и утонул».
19-20 июля корабли прибыли в Скапа-Флоу.


30 июля – (можно предположить, что в тот же день, когда труп и был обнаружен) прошел осмотр тела Тульского М.Г. в Норд-Шильдсе. При осмотре присутствовали английский доктор Гамильтон, двое полицейских чинов, капитан-лейтенант Иванов, капитай-лейтенант Кузин, капитан мед.службы Мурава, старший лейтенант мед.службы Кудрявцев. (Это могли быть офицеры с «Жаркого» и «Деятельного» так как подъем флага у них планировался на 1 августа).
Смерть Тульского занесена в регистрационную книгу «Сivil Registration index of births, marriages and deaths for England and Wales» в период времени июль-август 1944 года. Конкретной даты и места захоронения нет.

 

Воспоминания о Михаиле Тульском.


Детство Мишино прошло в деревне Собакино, Калужской области. Отец и мать, так же как деды и бабки, - крестьяне. Семья была большая, но старшие дети, к тому времени, уже жили отдельно. С отцом и матерью остались младшие: Паша, Миша и Шурочка. У родителей было подсобное хозяйство: скотина и огород. У отца, Григория Григорьевича, спорилась любая работа – и столяра, и пахаря, и слесаря. К этому он приучал и сыновей. Они гордились, когда впервые у них что-то получалось: удалось ли запрячь лошадь, насадить топор на топорище, поправить забор и т.д.


Вспоминается, как Миша пошёл в первый класс. Мать напекла ему толстых ржаных блинов и, завернув в газету, уложила вместе с тетрадками, чернильницей и ручкой в самодельный ранец. Школа находилась далеко от деревни, в другом селе. Дорога шла через поле и лес. Утром всей семьёй провожали Мишу в школу. От волнения он никак не мог попасть руками в
лямки ранца. Мать напутствовала сына словами: «Не балуйся, сынок, слушайся учителей». Долго ещё она стояла на крыльце, провожая жалостным взглядом, удаляющуюся фигуру сына, такого маленького, с большим ранцем за плечами. С волнением она ждала возвращения сына. Задолго до окончания занятий мать, гонимая чувством тревоги и печали, вышла навстречу. Ведь
путь такой неблизкий. За матерью увязалась и младшенькая Шурочка. Думала встретить его по пути, но первый день что-то затянулся. И успокоилась только тогда, когда увидела вдалеке знакомую фигурку родного сына. Уставший, но счастливый бросился Миша навстречу матери. Сколько было рассказов о школе, о первом учителе, о новых друзьях. Ему нравилось
учиться, охотно он ходил в школу, готовился к урокам, но и много помогал матери по хозяйству. А работы в деревне много: напоить скотину, наносить воды из колодца, наколоть дров, помочь родителям в поле. И так день за днём шло Мишино детство в трудах, в заботе о младшей сестрёнке.

Моя мама вспоминала, что Миша был не только братом, но и другом, советчиком, защитником. В семье рос ещё один брат-Паша. Он был на четыре года старше Миши, считал себя взрослым и никогда не делился своими мыслями, был скрытным и замкнутым. Напроказит, а вину свалит на сестру Шуру. Миша всегда заступался и сам разбирался с братом, часто за него
выполняя не сделанную работу, но никогда не жаловался родителям.


Вспоминаю, рассказанный мамой, такой эпизод из жизни. Соседи удивлялись, как на скудных выпасах по обочинам и канавам, набирала корова Милка столько жирного молока. Родители замечали, что, когда Паша пас корову, то она приходила с пастбища голодная и норовила на сельской улице пыльного спорыша пощипать. Да и удой невелик. А вот когда была Мишина
очередь пасти корову, то он угонял её далеко от дома, находил лесные лужки и вырубки с пышным разнотравьем, так что же – задаром пропадать богатым кормам? Милка платила привязанностью своему отважному пастуху и никуда далеко не уходила, а когда он её окликал, всегда отзывалась.


Моя семья, никогда не видевшая дядю Мишу, хорошо его знает по рассказам моей матери. Пока она была жива, при каждом удобном случае рассказывала моим детям, что Миша был на редкость и на радость послушный мальчик, но только до тех пор, пока видел разумность тех или иных запретов. Всегда ставила его в пример. Я иногда замечала за старшим сыном, что он делал какую-то работу по дому без моей просьбы или подсказки. Когда я его спрашивала, почему именно так, он мне отвечал, что бабушка рассказывала о своём брате, и он всегда находил для себя дела и возможность помочь родителям. Эту положительную черту привила моя мама ему с детства и таким он остаётся до сих пор.


Важным событием в его жизни было принятие в комсомол. Задолго готовясь к этому, он изучил комсомольский устав и прочёл много политической литературы. Об этом он рассказывал Шуре и делился своими мыслями. Свой приём в комсомол ему пришлось пережить дважды: когда принимали в школе, и второй раз, когда утверждали в райкоме комсомола. Возвратился
возбуждённый и счастливый. В тот памятный вечер в доме было шумно. В деревне отмечали престольный праздник почти в каждом доме. Приехали старшие сёстры: Груня с мужем Михаилом и детьми Толей и Мишей, Маруся с мужем Митей и маленькой дочкой Галей. Пришли из соседних деревень тётки Настя и Поля. Из друзей был Иван Турурушкин. Застолье получилось весёлым  шумным. Миша хорошо играл на гармошке и балалайке. За столом пели песни, частушки, и плясали. Среди девушек была Лина. Этой красивой девушкой, с выразительными чёрными глазами, Миша особенно радовался. Она не похожа ни на кого из деревенских девчонок – не потому, что хорошо училась, играла на пианино…, а так, по всему облику.

Мама моя рассказывала мне, что с ней хотели водиться многие девчонки, потому, что она была сестрой Миши. Они через неё назначали ему свидания, передавали письма. Брат всегда казался старше своих лет. В пятнадцать лет, довольно высокий, крепкий, хорошо сложенный, он был похож на семнадцатилетнего юношу. Светлые волосы, зачёсанные набок, спокойный лоб, длинные брови, большие голубые глаза с густыми чёрными ресницами. Полные, улыбающиеся губы – вот его портрет тех лет.
Миша был жизнерадостен, умел и любил хорошо говорить, смеялся искренне и весело, заражая других. У него был хороший слух, и достаточно ему сходить в кино, как, возвращаясь, домой, он уже во весь голос распевал или насвистывал песенку из фильма.

Давно ещё, когда я была девчонкой, копалась в маминых бумагах, и нашла школьную тетрадку с записями, которую вёл Михаил Тульский. Потом всё куда-то затерялось, но кое-какие высказывания я записала в свой дневник и они сохранились. Там были такие размышления:

«…Опять внутренняя дискуссия. Мне кажется, это нехорошо, что в нас воспитывают честолюбие.
Все хотят быть такими, как Чкалов, Шмидт, Папанин и т. д. Всех прельщает их слава, портреты, почести. А если без них? Мне кажется, что героизм – это поступки человека, а не звание, это свойство, а не обозначение. Я говорю только о своём ощущении. Не знаю, откуда у меня эти мысли. Может я не прав. Но что меня гнетёт? Если я выскажу это мнение вслух, то,
прежде всего Серафима Игнатьевна, учительница по русскому языку рассердится, раскричится. А я хотел бы, чтобы на меня не кричали, и не смеялись надо мной, и не сказали бы «молчи», а объяснили бы спокойно и толково. Странно, я не понимаю музыку, а люблю. Когда слушаю, счастлив, а отчего, не могу сказать. А вот Лина ловко объясняет: тут одиночество, там борьба. Да ещё закат видит, бурю слышит. Когда она играла, мне ужасно нравилось. Но когда перестала играть и посмотрела на меня, и я должен был что-то сказать, но ничего не пришло в голову… И этим всё было испорчено. Говорят, если любить кого-нибудь, то весь расцветаешь, и всё тебе даётся легко. Отчего же в присутствии другого человека ты ощущаешь скованность и неловкость, и всё получается хуже, чем могло бы? Как будто стыдишься собственного отношения…»

А потом началась война. Мама рассказывала, что в их деревню пришли немцы и поселились во многих домах, в том числе и у них. Они заняли все комнаты, а бабушка, дедушка и моя мама жили в сарае. Они убрали все мужские вещи, сняли со стен рамки с фотографиями сыновей и спрятали их, потому что боялись, чтобы немцы не узнали, что есть взрослые сыновья,
которые служат в Красной Армии. При отступлении немцы бросали награбленные вещи, бинокли, барабаны, фотографии казней, письма солдат и офицеров с жалобами на неожиданную силу русских. Немцы мечтали войти в Москву на Красную площадь с барабанным боем. Но этого не случилось. Они получили от своего командования приказ сжигать после себя все деревни на своём пути и расстреливать мирное население. Мама услышала немецкую речь и поняла, о чём они говорили, поэтому ночью смогли убежать в лес и остались живы.


Мама показывала мне клочки пожелтевшей бумаги, это были письма, но я отнеслась к этому не серьёзно. Содержание помню, но куда они подевались, не знаю. Миша писал:

«Шурочка! Скоро войне придёт конец. Надеюсь на скорую встречу. Но если этого не случится, я знаю, что ты меня любишь, и
будешь хранить светлые обо мне воспоминания. Шурочка, у тебя жизнь впереди, молодость придаст тебе сил. Я хочу, чтобы ты училась после войны».

Ещё отрывок из одного письма:

«Папаня, моя просьба к вам:  берегите себя с мамкой и Шурочку, мужественно перенесите войну и знайте – ваш сын выполняет свой долг и вам за меня никогда не будет стыдно. Ваш сын Мишка».

 

Рассказ племянницы Михаила Григорьевича Тульского

Нины Константиновны  


 

Фотоматериалы и документы

Рейтинг@Mail.ru

 Находится в каталоге Апорт Copyright ® 2009 Group9May.com / admin@group9may.com

ПОМНИ, ЗНАЙ, ПЕРЕДАВАЙ!